Украина наш дом

Даже в туалет под конвоем: жители Мариуполя рассказали о происходящем в фильтрационном лагере "ДНР"

Инна с дочерью. Скриншот видео: kanaldom.tv

Вокруг блокадного Мариуполя оккупанты организовали 4 фильтрационных лагеря. Через них "прогоняют" всех мариупольцев, которые эвакуируются из города. Здесь люди подвергаются не только тотальной проверке, но и унижениям. Кто не прошел фильтрацию — увозят в неизвестном направлении.

Один из таких лагерей действует в селе Безыменное — некогда курорте на Азовском побережье. С 2014 года село находится под контролем так называемой "ДНР". Сейчас уже бывшая зона отдыха стала фильтрационным лагерем.

Безыменное. Иллюстрация: Google maps

Сегодня, 3 мая, в Запорожье прибыла группа украинцев, которых 1 мая удалось спасти из Мариуполя. Среди них и люди, которые эти месяцы войны прятались в убежищах металлургического комбината "Азовсталь". Всех их вывозили через Безыменное. Мариупольцы поделились с телеканалом "Дом" пережитым там.

"Одна девушка не прошла фильтрацию…"

Сергей Кузьменко до войны работал мастером конверторного цеха на "Азовстали". Выйти из бомбоубежища родного предприятия и вырваться из захваченного города ему удалось лишь 1 мая.

— Вы находились в убежищах "Азовстали". Россия заявляет, что на меткомбинате украинские военные насильно держат мирных людей типа в качестве живого щита.

— Нет. Насильно никто нас не держал. На "Азовстали" же несколько убежищ. Мы разговаривали с людьми и из других укрытий — такого не было, никого насильно наши военные не держали. Они нам наоборот очень помогали — еду приносили, информацию о происходящем сообщали, потому что связи никакой не было.

Другой вопрос, что не было "режима тишины". Нас когда вывезли 1 мая и мы попали в фильтрационный лагерь, российские военные задавали нам вопрос: "С начала апреля действует военный "режим тишины" для выхода людей, почему вы не выходили?" Так вот, первый "режим тишины", который был нами замечен, был 30 апреля, когда действительно не стреляли. До этого — кучу раз, постоянно обстреливали.

Разговаривали с людьми из другого убежища. Они тоже собирались эвакуироваться, их военные собирались вывозить систематически. Говорят: мы только поднялись наверх, собрались колонной, начинаются "прилеты" — артиллерия и все остальное. Поэтому выхода у нас никакого не было.

Расскажите, как вы выезжали с "Азовстали"?

— С "Азовстали" нас всех забирали на автобусах с российскими номерами или это были номера "ДНР", не знаю точно. Автобусы с украинскими номерами в Мариуполь не пустили. Они нас ждали в Безыменном.

Вот нас забрали и повезли в Безыменное.

— А как вас забирали с "Азовстали"? Вас оттуда вывела украинская сторона, Красный Крест?

— Я не знаю. Мы вышли через проходные ["Азовстали"], но мы не дошли до места расположения российских военных. Там изначально стоит блокпост российских военных, а перед ним в этот раз стояли представители Красного Креста и ООН. Они нас сопровождали до Безыменного. В Безыменное нас ехало 3 автобуса. Потом подъехал чуть позже четвертый, когда люди подтянулись.

Представители Красного Креста и ООН присутствовали при всем процессе нашей фильтрации.

— Как проходит фильтрация?

— Нас привезли в Безыменное. Мы все сидели в автобусе. Надо было в туалет — собирали группу, вывели туда под конвоем и вернули обратно. Когда вы прошли фильтрацию, то садитесь в автобус и вас не выпускают. Вышел, покурил, сел обратно. Постоянно стоишь возле автобуса…

На фильтрацию шли по очереди. Мужчины отдельно проходили, женщины — отдельно.

Когда я зашел, допустим, — все вещи я открыл, выложил на стол, все прошерстили, телефон полностью прошерстили. Они мне его отдали.

— А были люди, которые не прошли фильтрацию?

— Девочка, она работник полиции. Выявили, что она участник боевых действий. Куда ее увезли, я не знаю.

Эта девушка ехала с несовершеннолетней сестрой. Ее сестра осталась там же, в лагере. Вроде как позвонили родителям, родители в Беларуси, должны были ехать забирать сестру.

— То есть они просто не пропускают таких людей?

— Да, не пропускают. Насколько я понимаю, они ищут прежде всего военных. И всем вопросы задавали: знаете ли вы кого-то из госслужбы, знаете ли вы кого-то из военных, кого-то из полиции, из СБУ, таможни? В таком плане.

Многих же вывозят в Россию, вам повезло — вы прибыли в украинское Запорожье. Как они выбирают — кого куда отправлять?

— Они нам предложили варианты: вы едете либо в Россию, либо остаетесь в "ДНР", либо едете в Запорожье — кто куда хочет. Первая партия людей выехала [из Мариуполя] 30 апреля. Вот они там [в фильтрационном лагере], получается, ночевали две ночи. Мы же выехали 1 мая, мы ночевали одну ночь. И 2 мая наша колонна двинулась на Запорожье. Ехали мы два дня.

— А почему два дня, так долго?

— Мы из Безыменного выехали в 6 утра. Но изначально нас повезли по "ДНР" в сторону России. Сначала повезли до Новоазовска, там покрутились-покрутились, ага, бензина мало, давайте заправляться. Пока колонна из 50 автобусов заправилась, "скорые" заправились —  ушло еще 4 часа.

Потом нас повезли какими-то чигирями — там постояли, тут постояли, поехали. В итоге, мы в первый день заехали еще в Мангуш, и добрались до Бердянска.

Когда приехали в Мангуш, здесь забрали два автобуса людей, которые прошли фильтрацию. И порядка 6-7 частных машин. Они тоже вместе с нами поехали.

Со слов "МЧСника", который нас сопровождал, в Мариуполе в район [торгового центра] "Порт сити" автобусам не дали заехать, а там собралось для эвакуации около 500 людей. Им не дали добро заехать, забрать людей.

— Что было примечательного в дороге?

— Мы ехали по трассе. Уже где-то после Дмитриевки в каждом поселке на выезде стояли порядка 100 человек — просто с сумками. Они хотели выехать вместе с нами. Мы остановились. К людям подошел представитель Красного Креста, потом он пошел к военным, пытались договориться.

Вот нас едет колонна — 50 автобусов, и занято буквально 5 автобусов, остальные — свободны. Но российские военные не разрешили взять людей, вывезти их.

"Даже не знаю, как мы пережили эту ночь…"

Фильтрационный лагерь прошли и Инна с детьми, которых также удалось эвакуировать из укрытий металлургического комбината "Азовсталь".

— Долго ли вы были в фильтрационном лагере?

— Мы, получается, переночевали там. Я даже потерялась во времени. Это было очень долго.

Нас забрали с "Азовстали". Нам изначально сказали, что будут вывозить в Запорожье.

Вся наша колонна ехала под конвоем российских военных, мы не понимали, куда нас везли. Мы должны были заехать в Мариуполе на [торговый центр] "Порт сити", откуда тоже должны были людей забирать. Но нас туда не повезли, мы за ними не заехали.

В итоге нас привезли в Безыменное. Здесь был лагерь, он в виде палаточного городка, где нам пришлось ночевать.

Очень сложно было. Нас сфотографировали, как будто бы мы какие-то преступники — анфас, профиль. Сняли отпечатки пальцев, забрали наши телефоны, что они с ними делали, я не знаю. Документы все проверили.

Они нас занесли в базу данных, сказали, что у нас пути обратно нет — ни в Мариуполь, никуда. И даже угрожали, что нам нужно бежать не только в Запорожье, но и дальше в Европу, потому что они все равно нас догонят.

— А кто это вам говорил? Это простые женщины, мужчины или военнослужащие?

— Это были военнослужащие, которые были в этом лагере. Поэтому нам пришлось ночевать, можно сказать, под дулами автоматов. Они нам, конечно, дали раскладушку, кашу дали, чайку попить. Конечно, мы там с голоду не умерли. Но мы даже в туалет ходили под конвоем.

— То есть вы были как пленные?

— Ну, можно сказать и так. Был постоянный страх. Я же привыкла доверять нашим украинским военным, а здесь, получается, абсолютно другая страна, угрозы… Я даже не знаю, как мы пережили эту ночь.

И на следующий день мы выехали колонной, нам сказали, что повезут в Запорожье.

— И вас повезли в Запорожье?

— Сначала мы поехали по Донецкой трассе, по каким-то селам. У нас была колонна из автобусов, но заполнены были только три из них. Вдоль дороги на трассе стояли люди с вещами, с сумками, они знали, что будет ехать колонна.

И они хотели присоединиться к нам, ждали наши автобусы. Но российские военные их просто не пустили, никого не пустили. А очень много людей хотят выехать.

Это все мирные жители. В одном месте они даже перекрыли дорогу, чтобы их взяли. Но опять же — если едет БТР, естественно, люди боятся и расступаются.

Читайте также:"Вы не понимаете, как это страшно": прибывшие в Запорожье эвакуированные мариупольцы поделились своими историями (ВИДЕО)

Прямой эфир