Украина наш дом

Цели заявлены благородные: перезагрузку силовых ведомств Украины комментирует Виталий Сизов

Виталий Сизов. Фото: kanaldom.tv

Кадровые изменения в Службе безопасности Украины связаны с реформированием ведомства. Об этом заявил пресс-секретарь президента Украины Сергей Никифоров. А говоря о кадровых перестановках в других силовых ведомствах, он добавил, что Зеленский хочет добиться лучшей коммуникации.

"Президент хочет видеть синергию между Министерством обороны и Вооруженными силами Украины. Такой синергии, к сожалению, мы не видим, а наоборот — конфликты. Цель президента понятна: он хочет, чтобы современный солдат, который рискует своей жизнью, имел достойные условия службы, чтобы он имел современное надежное оружие, оборудование, технику", — сказал Никифоров.

Комментируя эти ротации, президент Владимир Зеленский подчеркнул, что после перестановок ожидает эффективного взаимодействия между руководителями и командирами всех уровней армии и Министерства обороны.

"Сейчас в мире происходит стремительная трансформация сил и средств для ведения войны. Наши военные должны быть готовы к максимально эффективному выполнению задач в любых условиях… После проведенных ротаций и замены командиров и руководителей как в армии, так и в Министерстве обороны ожидаю более системной работы и понимания каждым бойцом нашей армии перспективы развития Вооруженных сил в целом", — акцентировал Зеленский.

Изменения в кадровом составе украинского силового блока, перспективы осеннего политического сезона, а также процесс децентрализации в контексте отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) в программе "На самом деле" телеканала "Дом" комментирует обозреватель телеканала "Дом" Виталий Сизов.

Ведущий программы — Денис Похила.

— Многие восприняли перезагрузку силовых ведомств как позитивный сигнал. Есть ли согласие в этом плане?

— Пока тяжело судить — позитивный/негативный, нужно посмотреть на результаты. Цели заявлены благородные. И хоть перезагрузку принято рассматривать в комплексе, но все-таки в разных ведомствах там были разные причины. В целом, конечно, есть причина — координация. Но в СБУ — своя ситуация, в армии — своя.

В армии постоянно происходят ротации, в этом ничего нового нет. Если брать зону проведения боевых действий, редко когда один человек более двух лет занимает позицию руководителя Объединенных сил. Ну, в принципе, есть логика — как можно больше опытных офицеров пропустить через эту руководящую должность. Поэтому смена, ротация для военных — естественный процесс. Это вовсе не значит, что за этим стоят глубокие политические причины.

Это если брать военных.

Если брать спецслужбы — там был первый заместитель главы, достаточно опытный человек, который ушел в отставку. Ни для кого не секрет, что у теперешнего руководителя СБУ поначалу опыта по службе было не так много. Поэтому какой-то опытный человек был нужен, который помог бы войти в дела, наладить работу.

Сейчас стоят уже другие задачи. Службу хотят реформировать. Естественно, люди, которые долго в ней работали, не всегда с этим согласны. У которых есть определенный шлейф, но и определенные связи. Связи — и в хорошем, и в плохом смысле этого слова. Кто-то привык работать по-другому и считает, что тот путь, который сейчас выбран, — максимально убрать у СБУ функцию расследования экономических преступлений — неправильный, его не надо форсировать. Но есть государственный курс именно в этом направлении, и его пытаются реализовать. А удастся ли это, мы увидим сразу. Думаю, оценки можно давать через полгода-год. По результатам.

— Наиболее обсуждаемое увольнение — главнокомандующего Вооруженных сил Украины Руслана Хомчака. Одна из причин что руководство ВСУ и Министерство обороны не нашли общий язык. В воюющей стране слышать о ссорах главенствующих военных ведомств — это странно. Ссорились двое — Руслан Хомчак и Андрей Таран. Уволили же лишь Хомчака. Какая судьба ждет Тарана?

— Это лучше президенту известно, какую он судьбу ему готовит. Возможно, в этом и была бы какая-то логика. Но мне кажется, эти вопросы вообще бы никто не обсуждал, если бы не недавняя отставка министра внутренних дел Арсена Авакова. Если бы не было этой фоновой отставки, вряд ли ко всем остальным увольнениям было столько внимания.

— "Монополизация власти", "узурпация" — такие тезисы звучат от разных фракций в Раде. Как говорит та же "Европейская солидарность", президент таким образом "обезглавливает" силовой блок. Ваше мнение?

— Я бы опять повторился, что везде разные причины отставок, разные принципы работы ведомств. Допустим, глава разведки, который работал и при прошлой власти, и при этой, — вряд ли о нем можно сказать, что у него какое-то "свое особенное мнение", которое идет вразрез с действующим президентом, и поэтому его уволили. В этом случае тяжело себе такое представить, наверняка, там есть какие-то вопросы.

— Многие эксперты говорят, что политическая осень будет "горячей"…

— Касательно осени — а когда она у нас была не "горячей"? Это начало политического сезона, и естественно, он будет "горячим", потому что каждый что-то готовит к началу сезона, у каждой партии свои заготовки. Это и определенный экватор президентства. Также нас ожидает и отопительный сезон, и иные социальные вещи, которые население не всегда встречает радостно. Поэтому кто сказал, что должна быть "холодной" осень? Я не знаю, почему многих людей это так удивляет.

Естественно, многие партии делают заявку: "Мы сделаем вам "горячую" осень". Это нормальный политический процесс. Я не вижу причин искать объяснений, почему сезон будет "горячим". Я бы просто посмотрел ретроспективу, вообще, что у нас обычно осенью происходит, и можно увидеть, что начало политического сезона — это всегда какое-то резонансное событие, и в этом ничего такого необычного нет.

— На этой неделе поднимался серьезный вопрос децентрализации, также и в аспекте Донбасса. Вспоминались и Минские договоренности, что децентрализация сможет помочь в том числе и оккупированным территориям Донбасса. Есть ли в этом перспектива?

— Думаю, есть. Дело только в том, что если мы говорим о Минских договоренностях, то тогда эта реформа требует большего углубления, передачи еще больших полномочий на уровень местных громад. В таком плане — да, это может сработать. Как возможность выйти из того тупика, в котором сейчас находятся переговоры, попробовать их вывести, с одной стороны, внеся изменения в Конституцию, с другой стороны — пытаясь найти приемлемое пространство компромисса.

В этом плане децентрализация была бы интересна. Она сама по себе привлекательна, учитывая, что до боевых действий Донецк был прибыльным городом. И если бы децентрализация сейчас работала в Донецке, это были бы колоссальные суммы, которые оставались бы там. Возможно, не всегда оправданно, потому что областной центр всегда аккумулирует большое количество денег.

— Вот сейчас это видно по Мариуполю, в том числе.

— Да, по Мариуполю, в том числе. Мариуполь — тут более понятно, потому что это промышленный город. Там значительная часть ВВП даже Украины и ранее, и сейчас формировалась. И, естественно, он получает огромные бенефиты теперь, как прибыльный город. И вот такая модель может быть привлекательна для неподконтрольных территорий, для людей. Проблема в том, что не всегда всё зависит от их воли.

— Какие у Украины есть пути возвращения именно людей, которые сейчас находятся на оккупированных территориях? Это аспект ментальности, в том числе. Потому что за 7 лет успели родиться дети, пойти в школу, их жизнь полностью проходит в том окружении.

— Я не хочу говорить банальности. Но нужно создавать привлекательный образ безопасной страны, в первую очередь безопасной. Вспомним события 2014 года, если смотреть правде в глаза, то многие из тех людей выросли и родились в независимой Украине. Но почему-то у них была ностальгия по другой стране и они решили ее поддержать.

Я не считаю 7 лет критическими. Если у людей будет воспоминание о периоде Украины, как о некоем "золотом веке", и Украина сможет донести эту информацию и показать, что это безопасная территория, безопасное государство, которое дает своим гражданам больше шансов на реализацию, больше свобод... Далеко ходить не надо — комендантский час. В миллионном городе Донецке комендантский час уже 7 лет, и люди там после определенного времени не могут выйти из дома.

Поэтому рецепты очевидны. Один из них — это закон, который подписали наконец-то, о том, что людей по крайней мере не будут штрафовать некоторое время за незаконное пересечение украинской границы. Потому что у них другого выхода нет, потому что контрольные пункты въезда-выезда (КПВВ) закрыты с той стороны (со стороны так называемых "ДНР" и "ЛНР", — ред.). Вот это — тот путь, в принципе.

Прямой эфир