Украина наш дом

Что значит визит главы Пентагона в Украину: "5 вопросов" с аналитиком Владиславом Фарапоновым

Ллойд Остин в Украине. Фото: president.gov.ua

Министр обороны США Ллойд Остин совершил визит в Украину. Глава Пентагона встретился с руководителем Минобороны Украины и президентом Владимиром Зеленским. 

О чем говорит этот визит и можно ли ожидать дальнейшей поддержки от Штатов в решении конфликта на Донбассе — рассказал аналитик "Интерньюз-Украина" Владислав Фарапонов в программе "5 вопросов" телеканала "Дом". 

Ведущий — Олег Борисов.

— Что, в целом, значит приезд главы Пентагона в Украину? 

— Это говорит о том, что американская администрация, как может показаться, не сильно решительна по нашему направлению или по региональному направлению, но, в целом, конечно, это показывает политический вес стран, которых коснется этот визит. Потому что глава Пентагона был в Грузии, в Киеве, а также поедет с визитом в Румынию. 

Это еще одно удостоверение в политической поддержке и готовности обсуждать конкретные проекты по военному сотрудничеству, потому что к этому есть все предпосылки. Потому что 1 сентября было подписано рамочное соглашение и, конечно же, оно может предусматривать подписание конкретных контрактов или двусторонних соглашений — более конкретных, понятных, у которых есть однозначно срок. Это соглашение будет действовать на протяжении пяти лет. 

— Накануне приезда главы Пентагона в Киев Кремль заявил, что членство Украины в НАТО является недопустимым. Говорили ли об этом заявлении президент Украины с министром обороны США? И может ли говорить его приезд о том, что Украина приближается к членству в НАТО? 

— Все-таки это была встреча с американским министром. Однозначно, вопросы реформирования сектора обороны и безопасности поднимались. Но, я думаю, большой акцент на требовании услышать конкретный срок вступления Украины в НАТО не делался, поскольку, как мне кажется, более конструктивно было бы обсуждать усиление двустороннего сотрудничества между Америкой и Украиной.

Что касается заявлений, то это довольно странно, потому что буквально накануне именно Россия заявила, что они прекращают любые прямые контакты с НАТО. Поэтому этот вопрос, насколько я знаю, был адресован министру Остину. Он сказал, что эти заявления не имеют ничего общего с действительностью, потому что Россия не влияет на процесс принятия решений в самом НАТО.  В какой-то степени эти заявления были сделаны из расчета, что это так или иначе будет озвучено на пресс-конференции. Но я сомневаюсь, что они могли оказать сильное влияние на характер и содержание этой встречи.

— Что сейчас должна делать Украина, чтобы постепенно приближаться к членству в НАТО? Возможно, это военная реформа или усиление армии и техники? 

— Все эти пункты могут быть реализованы именно в контексте партнерства Украины и Америки, даже исходя из того рамочного соглашения, которое было еще в Вашингтоне подписано. Двустороннее сотрудничество с Вашингтоном и реформы, чтобы приблизиться к членству в Альянсе или получению ПДЧ — они не противоречат друг другу. Стандарты НАТО и американские военные стандарты — это, в какой-то степени, одно и то же. Поэтому в этом контексте двустороннее сотрудничество выгодно, в первую очередь, Украине. 

К тому же, потенциал военного и оборонного сотрудничества с такой страной, как Соединенные Штаты, огромный. Украина должна быть проактивной, предлагать конкретные проекты, конкретные контракты. Мы говорим и об обучении армии, и даже, казалось бы, очевидном вопросе, обучении наших военных английскому языку, чтобы потом рассчитывать на совместные учения. 

Если быть честным, то те суммы, которые нам выделяются, для Соединенных Штатов не такие уж значительные. Но вопрос в том, чтобы эти деньги эффективно использовались и чтобы они действительно шли на реформирование изнутри, а не только на какое-то конкретное оборудование. Америка готова помогать. 

— Согласно опросам, большинство населения Украины выступает за вступление страны в НАТО. Но, если рассматривать реальную ситуацию, может ли оккупация Крыма и части Донецкой и Луганской областей стать препятствием для вступления Украины в НАТО? 

— На этот вопрос очень ярко ответил Джо Байден в июне месяце. Он открыто сказал, что вопрос вступления Украины в НАТО — это не вопрос оккупированных территорий, а вопрос реформ и вопрос политической воли государств-членов Альянса. Должен быть консенсус среди нынешних членов Альянса. При этом ключевая роль в НАТО отводится именно США, поэтому тут можно рассчитывать, что сработает эффект домино — возможно, другие страны тоже будут иначе воспринимать Украину, если будет эффективное и разноплановое сотрудничество с Вашингтоном.

Прямой эфир