Украина наш дом

Что ждет рынок труда в Украине: "Официальный разговор" с Тимофеем Миловановым

Тимофей Милованов. Фото: ukraine30.com

Пандемия коронавируса повлияла на рынок труда как во всем мире, так и в Украине. Автоматизация работы привела к большому разрыву оплаты труда. 

Как с этим бороться и как будет развиваться рынок труда в дальнейшем — рассказал президент Киевской школы экономики, советник главы Офиса президента Тимофей Милованов в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом".

Ведущая — Анна Нитченко.

— Как вы оцениваете рынок труда в Украине? 

— Есть одна постоянная тенденция изменения рынка, которая влияет на нас всех, и есть вторая — связанная с пандемией. Пандемия, может быть, даже подтолкнула первую часть. О чем идет речь?

Что происходит во всём мире и в Украине тоже? Работы, которые посередине находятся, которыми большинство из нас занимается, — они начинают пропадать. 

Они делятся на две категории. Часть становится более рутинная, а часть — автоматизируется. И то, что не автоматизируется, попадает в категорию простых работ. Проблема в том, что эти простые работы вообще не оплачиваются. И очень многие люди могут их делать, потому что они рутинные. 

А вот эти высокотехнологичные работы — за них платят очень хорошо, но практически нет людей, которые готовы работать с теми моделями, с тем оборудованием. Нужно очень много учиться, быть действительно творческой, неординарной личностью, иметь связи, иметь очень хорошие навыки общения с людьми, быть психологом. То есть там нужен полноценный набор.

— Как государство может уменьшить этот разрыв? 

— Нужно, чтобы рынок был меньше и чтобы большинство людей попадало на новый рынок. Это очень сложная задача. Потому что она требует и профессионального образования, и поддержки людей, которые не смогли перейти в этот рынок, и целостный подход в трансформации. 

Например, возьмем шахту, которая не является прибыльной. Весь город может быть вокруг этой шахты построен. Если ее просто закрыть, город умрет, люди останутся без работы. Но не так просто всех людей научить, дать им новые навыки и весь город трансформировать, например, в какой-то совершенно новый высокотехнологичный хаб. Это занимает десятилетия. 

Возможно, кому-то придется переехать в другой город, где есть работа. Возможно, кто-то не хочет переезжать. Возможно, у отца и матери, и у ребенка разные предпочтения и разные навыки. Тот себе найдет работу в одном городе, а другой — в другом. Как с этим быть? 

Это очень сложная комплексная проблема. И мы, как государство, откладываем ее решение. Мы говорим: "Давайте мы возьмем деньги и выделим на выплату зарплат". Но от того, что мы в этом году заплатили и в следующем заплатим зарплаты, шахта не станет прибыльная.

Проблема просто отодвигается. Более того, мы теряем время. Потому что человек, которому, например, 30 лет, через 5 лет ему будет 35. Он за эти 5 лет мог бы овладеть новой профессией, получить новую профессию.

— Осенью в Украине ожидается новый всплеск коронавируса. Мы снова будем уходить в онлайн. Каким образом краткосрочные вопросы сейчас решать?

— Второй фактор, который происходит на рынке труда, — что пандемия подталкивает это разделение. Тот, кто может работать высокотехнологически, кто свободен и для него не важно находится на месте, может делать свою работу где угодно. Пандемия и дистанционка подчеркивает и ускоряет этот процесс.

— А власть как реагирует?

— Власть реагирует несколькими вещами. Например, мы видим много хорошего в Министерстве цифровой трансформации. Специальный режим "Дія City". Он будет способствовать созданию большего количества компаний, которые будут заниматься новыми высокотехнологичными вещами. Этот режим больше касается творческих отраслей. Там есть аспекты и поддержка для образования. То есть создается специальный режим для того, чтобы компании занимались образованием. 

Сегодня ресурсы образовательные есть. Не все знают, где ими пользоваться, где их найти и что себе выбрать. Вот с этим есть проблема. Но образовательных ресурсов в онлайне много. Государство должно создавать больше возможностей и для частного бизнеса, и для государства. Министерство цифровой трансформации делает прорывные вещи для того, чтобы люди сами меньше тратили время на такого типа действия. Чтобы документы можно в телефоне делать, а не вручную писать.

— Как вы считаете, в этом контексте что меняется для жителей временно оккупированных территорий Украины? Такой переход в онлайн.

— Дает им больше возможностей. Это мне так кажется. У каждого, конечно, своя ситуация. Это мне легко говорить, что онлайн стал лучше, здесь из Киева, с вами, стоя с студии, когда у нас есть интернет, когда у нас есть камеры, когда у нас есть свет. Вокруг сценаристы, дизайнеры, гримеры. А если у человека нету доступа к интернету, то это проблема. 

Государство вместе с компаниями должны обеспечить доступ к технологиям. А дальше люди могут через онлайн делать какие-то новые вещи, которые, если бы не пандемия, делались оффлайн. 

Но найти эти возможности не так просто. Поэтому опять будет поляризация. Кто-то найдет эти возможности и будет хорошо зарабатывать. А кто-то останется на обочине. Поэтому тут государство должно больше заниматься пропагандой здорового образа работы. Говорить: "Есть такие возможности, есть такие программы". Потому что хорошие компании ищут людей.

— Чего ждать осенью? В каком состоянии будет наша экономика, наш доход?

— Экономика будет сейчас в хорошем состоянии. Цены на международных рынках высокие для нашего экспорта. Это наши металлурги, аграрии достаточно хорошо зарабатывают. Это означает, что налоги будут поступать в бюджет. 

Какие у нас есть риски? У нас риск, что международные цены на наши товары, которые мы экспортируем, упадут. Это когда-то произойдет, потому что они сейчас на очень высоком уровне. Я не думаю, что это произойдет осенью. Я думаю, что это произойдет через год-полтора. Но к этому тоже надо быть готовыми.

— Наше государство готово?

— На данный момент готово, потому что у нас большие резервы в Национальном банке. Но нам нужно продолжать себя вести ответственно. Знаете, жить по средствам. Потому что легко, когда очень хорошая ситуация, потратить деньги, а потом, когда станет хуже, окажется, что "на черный день" ничего не осталось. Для этого есть резервы Национального банка. Они сейчас высокие. 

У нас есть несколько вызовов локального характера. Выплаты по долгам в сентябре большие. Но мы их пройдем. Потому что дополнительные 2,7 млрд долл. от МВФ зайдут в украинские резервы. 

Конечно, у нас есть отопительный сезон. Отопительный сезон — это всегда вызов и для людей, и для экономики. Но, опять же, надо, чтобы энергетическая система была готова. Чтобы был закачан газ в хранилище энергоисточника, источники энергии все были отремонтированы и готовы.

Прямой эфир