Украина наш дом

Что на самом деле происходит в Черном море: интервью с главой Института Черноморских стратегических исследований Андреем Клименко

Андрей Клименко. Скриншот видео: kanaldom.tv

Морской путь экспорта зерна из Украины до конца войны не является возможным из-за действий РФ, а идеи Турции о разблокировании Черного моря — нереальны. Единственный вариант — сухопутный. При этом Россия использует не всю акваторию Черного моря для военных действий против Украины.

Об этом в эфире марафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA рассказал руководитель Института Черноморских стратегических исследований, соучредитель издания BlackSeaNews Андрей Клименко.

— Какая проблема с безопасностью в Черном море для судов, готовых вывозить украинское зерно?

— Сразу скажу, что морской путь экспорта для Украины на сегодняшний день не представляется реальным. Вообще. До конца войны.

Вчера из акватории Черного моря и с побережья Крыма крылатыми ракетами были обстреляны несколько западных областей Украины. Это делается с кораблей, с самолетов, которые находятся в воздушном пространстве над Черным морем.

После оккупации острова Змеиный по обеим сторонам рекомендованного фарватера, который идет от Босфора в направлении Одессы, теперь находятся российские военные.

Поэтому все разговоры, которые инициировала в основном Турция, о разблокировании судоходства в Черном море, не представляются реальными до окончания войны.

Поэтому у нас единственная альтернатива для экспорта — это сухопутный маршрут. Это маршрут через Дунай на Констанцу (крупнейший морской порт Румынии и второй на Черном море, — ред.), а это две перевалки и это очень маленькая пропускная способность.

Из [речных] портов Украины Рени и Измаил [в Одесской области] далее по Дунаю есть единственная возможность нашим судам выйти в Черное море — по румынскому гирлу Дуная, Сулинское гирло. Но это достаточно напряженный путь. Последние два месяца у входа в Сулинское гирло в Черном море стоит в среднем до 100 коммерческих судов в сутки. Из них половина идет именно в Рени и Измаил.

Но судоходство по Дунаю требует и обязательной лоцманской проводки. А у Румынии физически нет полсотни лоцманов и полсотни лоцманских катеров для того, чтобы обеспечить быструю проводку такого количества судов по Дунаю.

По этому маршруту были опробованы десятки тысяч тонн украинских грузов. Например, доставлен груз кукурузы в Испанию через Констанцу. Это вот, наверное, предел таких объемов.

Что касается железной дороги, то проблема — разница украинской и европейской колеи. Чтобы ее решить, Соединенные Штаты и страны Европейского Союза предлагают построить на границе Украины элеваторы. Условно говоря, по украинской колее железнодорожным транспортом в эти элеваторы поставляется зерно, оно засыпается туда и хранится. С европейской стороны к этим элеваторам подъезжают уже составы вагонов-зерновозов по европейской колее, и забирают оттуда это зерно.

На мой взгляд, пока идет война это у нас единственная реальная альтернатива.

— Президент Зеленский сказал, что лучшей гарантией разблокирования украинских портов для вывоза зерна стало бы размещение противокорабельных систем на побережье страны. Это может быть альтернативой?

— Что имел в виду президент Украины. Сейчас наши порты защищены от возможной десантной операции со стороны военно-морского флота России. И президент имел в виду, что если вдруг Украина пойдет на то, чтобы разблокировать входы в свои порты, то нужны гарантии, чтобы враг не воспользовался этими расчетными фарватерами.

Не допустить этого можно теоретически, установив достаточное количество противокорабельных ракет на берегу — чтобы гарантировать поражение российских десантных кораблей, которые могут воспользоваться этими расчетными фарватерами.

Но проблема в том, что дальность корабельных ракет "Гарпун", о поставке которых для Украины идет речь, она 150 км. Есть более продвинутые модификации — до 300 км. Но вот от Одессы до Босфора — 600 км, а то и немного больше. То есть ракеты все равно не прикроют весь этот путь.

Даже если одну сторону пути они прикрыли, то вторая сторона — международные воды — остается свободной для любых манипуляций Российской Федерации. Для остановок судов, проверок, обысков, поисков в составе экипажа участников войны. То, что они делали 8 лет в Азовском море.

Поэтому решить эту проблему на втором отрезке пути можно с помощью сопровождения военно-морской группой нескольких стран коммерческих судов, которые идут из Одессы и в Одессу. Такую военно-морскую группу НАТО Соединенные Штаты Америки предложили для конвоирования судов и их защиты. Но Турция категорически против того, чтобы пускать через свои проливы в Черное море военные корабли третьих стран.

Поэтому ситуация теоретически возможна, но практически, на мой взгляд, она решения не имеет, пока идет война.

— На сайте ships.com.ua отражается интерактивная карта движения всех судов по миру. В том числе и в Черном море. У нас же, как у рядовых зрителей, сейчас впечатление, что в Черном море ничего и никого, кроме военных кораблей, нет. Но на карте видно достаточное количество разных кораблей, не только военных. Особенно ближе к побережью Турции. Что это все означает?

— Если посмотреть участок Черного моря от Крыма до побережья материковой Украины — он черный. Он пустой. Отметки, которые здесь указаны — это гидрографические буи, а голубые кружочки — это захваченные Россией еще в 2014 году нефтяные вышки и обслуживающие суда на этих нефтяных вышках и платформах в Черном море.

То есть мы видим, что большого движения именно в нашем секторе Черного моря нет.

Но хорошо видно скопление кораблей (зеленым цветом показано) — очередь на проход в Дунай, в Сулинское гирло. Как я говорил, эта очередь образовалась в течение двух последних месяцев, и это около 100 коммерческих судов. В среднем каждое из них ожидает проводки по Дунаю примерно две недели.

А морской трафик в Черном море за исключением его северо-западной части осуществляется как обычно.

Самый большой поток — это поток экспорта нефти и нефтепродуктов из российских портов Черного и Азовского морей. Только в мае они вывезли на экспорт из своих портов 14 млн тонн нефти. 200 танкеров. В предыдущем месяце было 11 млн тонн нефти.

То есть война затронула именно северо-западную часть Черного моря. И я хочу подчеркнуть. Она закрыта официально международным предупреждением. И Россия 24 февраля, в день начала большой войны, выпустила предупреждение, которое извещает всех мореплавателей мира, все страховые компании о том, что часть моря от острова Змеиный до побережья Украины закрыто в связи с боевыми действиями. И это предупреждение они не отменяли. И все их разговоры о существовании безопасных коридоров для вывоза украинского зерна — это просто пропаганда.

— Мы уже знаем, что Россия вывозит зерно из оккупированных частей Херсонской и Запорожской областей в Крым, а затем далее. И посол Украины в Турции Василий Боднар уже обратился к турецким властям и Интерполу за помощью в расследовании вывоза украинского зерна через воды Турции. Насколько Турция в этой ситуации может быть объективным переговорщиком?

— Ну, все 8 лет оккупации Крыма, в том числе через турецкие порты экспортируется крымское зерно. Преимущественно это делается на коммерческих судах, которые принадлежат судовладельцам Сирии, которые находятся уже под всеми санкциям, но их это, естественно, не останавливает. Также это делается на судах, которые принадлежат судовладельцам Ливии и Ливана. Сейчас к этому потоку крымского зерна добавился поток зерна с новых оккупированных территорий Херсонской и Запорожской областей. Значительная часть этого зерна разгружается не только в портах Сирии, но и в портах Турции. Наши дипломаты очень активно ставят эти вопросы.

Насколько я понимаю, Турция отвечает примерно так: возбудите уголовное дело у себя, дайте нам материалы уголовного дела, а мы потом будем принимать меры. Ну, это достаточно циничная позиция. В уголовном деле предусмотрен осмотр места происшествия. Как сегодня Национальная полиция Украины может сделать протокол осмотра места происшествия на каком-то элеваторе в Херсонской области или в оккупированной части Запорожской области? А потом проследить по территории оккупированного Крыма его маршрут до порта Севастополя, где оно отгружается?

То есть позиция Турции — сделайте то, что сделать невозможно, и мы тогда официально отреагируем.

Есть люди, которые занимаются мониторингом ситуации с зерном. Постоянно публикуются эти факты прибытия сухогрузов с украинским зерном в порты Турции и Сирии. Пока решения этой проблемы нет.

Власти Турции об этой проблеме знают, но решать они ее не хотят. Вот и все.

— Как происходят коммерческие перевозки в Черном море? То есть может какой-то собственник коммерческого судна самолично отправить его на свой страх и риск за тем же зерном в Одессу? Мы же знаем, что в зоны боевых действий на Донбасс предприниматели сами решают — возить туда продукты, и когда, на свой страх и риск. Или же суда подчиняются каким-то другим нормам?

— Отправить судно в Одессу практически невозможно. Дело в том, что выход морских судов в море обязательно должен быть застрахован. Существует несколько мировых страховых компаний, которые занимаются морским страхованием. Это очень серьезное дело.

В чем суть морского страхования? Если вдруг судно затонуло, то страховая компания возмещает полностью стоимость этого судна и стоимость груза. В этом его и смысл.

Сразу после начала большой войны, после 24 февраля, и после закрытия Россией северо-западной части Черного моря в связи с боевыми действиями, в связи с массовыми ракетными обстрелами из акватории Черного моря, мировые страховые компании решили, что они отказываются страховать эти риски.

Более того, они сейчас идут к тому, чтобы отказывать в страховании, например, тем же российским танкерам, или танкерам любых стран судовладельцев, которые везут российскую нефть.

Поэтому без страхования такие маршруты невозможны.

Прямой эфир