Украина наш дом

Черный рынок вооружения и есть ли на нем HIMARS: интервью с Грабским

Сергей Грабский. Фото: rbc.ua

Слухи о “разворовывании” и “перепродаже” Украиной военной помощи Запада — вражеская пропаганда. Украсть артиллерийскую ракетную систему HIMARS ("Хаймарс") невозможно, так как она оборудована GPS-навигацией, а значит — тщательно отслеживается со спутника. И в случае “перепродажи” такая система будет заблокирована и превратится в металлолом. Об этом в эфире марафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA заявил военный эксперт Сергей Грабский.

— Почему западные страны затягивали с поставками серьезного вооружения, которое бы могло еще до 24 февраля изменить ход событий?

— Говорить, что нам затягивали с передачей вооружения, было бы неправильно. Потому что нам, все-таки, поставляли вооружение в тех объемах, которые считались достаточными для ведения оборонных операций. Я говорю, в первую очередь, о противотанковых ракетных комплексах Javelin ("Джавелин") и некоторых других видах вооружения.

Кроме того, уже тогда постепенно украинская армия переходила на новые стандарты управления и связи. Мы уже применяли новые протоколы ведения воздушной разведки, использовали беспилотные летательные аппараты более широкого масштаба и так далее.

Опять же в начале войны многие просто не верили, что Украина выстоит в этой борьбе. Западные партнеры не видели смысл тогда передавать тяжелое вооружение, которое, по мнению многих аналитиков, могло попасть в руки россиян. Поэтому нам передавали вооружение, которое позволяло вести и партизанскую войну, и бои тактического характера. Это были противотанковые и противовоздушные средства.

Постепенно, с наращиванием активности боевых действий и пониманием того, что Украина, все-таки, выстояла и может бороться, принималось решение о поступлении и предоставлении нам все более современных и мощных систем вооружения.

Однако есть еще одно “но”: последние 30 лет Европа и весь цивилизованный мир не готовились к такой войне, которая началась 24 февраля. Поэтому даже наличных запасов готового к эксплуатации вооружения и боевой техники просто недостаточно. И для того, чтобы восстановить, откалибровать, привести в эксплуатационное состояние, нужно было время. Именно с этим связано то, что мы только сейчас начали получать более современное оружие западных стандартов.

Но при этом не нужно забывать, что нам в достаточно больших количествах передавали [советское] вооружение из стран бывшего Варшавского блока. Сейчас мы используем то вооружение и ту боевую технику, эксплуатацию которых мы можем обеспечить. Я говорю о технике советских образцов, включая авиацию. И постепенно разворачиваем инфраструктуру для обеспечения эксплуатации более современных видов вооружения и боевой техники. И хочу отметить, что именно четвертое заседание конференции “Рамштайн” было посвящено стандартизации, развертыванию именно этой системы.

Параллельно с поставками западного вооружения в Украину пошли разговоры, что, условно, Javelin, HIMARS можно уже купить на черном рынке. Что вы об этом думаете?

— Я считаю, что это очередная информационно-психологическая операция нашего врага не только против Украины, но и против всего цивилизованного мира.

Безусловно, помимо открытой фазы войны, противник продолжает вести гибридную войну. И он таким образом пытается дискредитировать Украину и остановить или хотя бы приуменьшить объемы поставок вооружения, которое идет в нашу страну.

HIMERS, как высокоточное вооружение, имеет свои системы GPS-навигации. И мы помним, что случилось с комбайнами, которые увезли военные чеченцы к себе на родину из нашей Херсонской области. Комбайны просто остановились. Точно такая же ситуация и с HIMERS — их просто невозможно украсть.

Что касается Javelin, а почему только Украина? Черный рынок вооружения существовал всегда, и такое же вооружение можно было купить с афганской или южноамериканской маркировками и другими.

То есть, отрицать наличие черного рынка нельзя, но обвинять в этом Украину будет излишне, потому что мы можем рассказать об эксплуатации буквально каждой единицы техники на сегодняшний день.

Кроме программ по передаче и продаже оружия ВСУ, что еще необходимо для того, чтобы процессы деоккупации в ближайшее время проходили успешно?

— Да, процесс деоккупации – очень важный. С мотивированным личным составом у нас все в порядке. Но по соотношению вооружения и боевой техники мы пока отстаем от Российской Федерации. Но не стоит вопрос, чтобы мы имели точно такое же количество танков или самолетов, артиллерийских систем. Речь идет о поставках и создании дополнительных запасов вооружений. Вооружение дает нам возможность обеспечить преимущество и разгром противника.

Поэтому я бы сказал так: все, что нам поставляется, нужно увеличить еще, как минимум, в четыре раза, чтобы мы могли говорить об адекватных сроках деоккупации нашей территории и для выполнения наступательных задач.

Мировое сообщество говорит, что поставки оружия будут продолжаться. Вы видите какие-то риски, что этот процесс может быть приостановлен?

— Кремль стал заложником своих пропагандистских штампов о том, что кто-то может быть уставшим от войны в Украине, кто-то не осознает ситуацию. Было политическое заявление глав ведущих стран мира о всемирной поддержке Украины — это политическое заявление прозвучало на самом высоком уровне, то есть отменить его нельзя.

Кроме того, пропагандисты Кремля никак не могут понять, что поставки вооружения — это, в общем-то, поддержка экономики этих стран. Поэтому оружие будет поступать все в больших объемах, ведь запущен процесс всеобщей модернизации. К примеру, к нам поступает на вооружение боевая техника бывших стран Варшавского договора, а они получают уже более современную технику. То есть цепочка запущена и остановить ее уже нельзя. Этот процесс имеет и политическую, и экономическую подоплеку, поэтому здесь говорить о какой-то усталости уже бессмысленно.

— 27 июля появилась информация в СМИ, что из Ирана в Российскую Федерацию вылетел спецборт, который ранее доставлял беспилотники в Эфиопию. Может ли Иран восполнить те технологии, которых нет у Российской Федерации, в противовес тем технологиям, которые появляются  у армии Украины?

— Нет, конечно. Во-первых, те беспилотники, которые передает Иран России, — это копии достаточно старых моделей американских и израильских беспилотников. Во-вторых, более важный аспект – российская армия не имеет методик, процедур и алгоритмов массового использования этих беспилотников в боевых действиях. Для этого тоже нужно учиться.

Поэтому даже 100-200 таких беспилотников не изменят ситуацию на поле боя.

Читайте также: Перевес в войне, новая фаза "спецоперации" и "Хаймарсы" против "Ураганов": интервью с военным аналитиком Михаилом Самусем

Прямой эфир