Украина наш дом

Бюджет на безопасность и оборону — приоритеты: "Официальный разговор" с замминистра обороны Александром Носовым

Александр Носов. Фото: mil.gov.ua

Во время очередного заседания Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) 17 сентября был рассмотрен бюджет сектора безопасности и обороны на 2022 год. В итоге принято решение увеличить финансирование на следующий год до 5,95% ВВП или 319,4 млрд грн (с 5,93% ВВП в 2021 году).

Сколько на самом деле Украине нужно на сферу обороны, успеют ли освоить выделенные средства и какие есть потребности в закупках — рассказал заместитель министра обороны Александр Носов в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом".

Ведущая программы — Анна Нитченко.

— Давайте разъясним всё относительно государственного оборонного заказа. Что туда входит?

— Государственный оборонный заказ — это бюджетные деньги, которые государство направляет на сферу обороны. Сфера обороны — это не только Министерство обороны. У нас много центральных органов власти и государственных организаций, которые входят в сферу обороны. Это и Министерство внутренних дел, и разведывательные органы, и служба специальной связи и т. д.

 На следующий год планируется выделить 319 млрд. Это очень большая сумма, по сравнению со всеми предыдущими бюджетами. И из них Министерству обороны, которое я представляю, предлагается выделить 131 млрд. грн. То есть, когда нам говорят, что вам так много — 319 млрд, я говорю, что нет, нам только 131 млрд грн.

Оборонный заказ имеет три составляющих. Первая — государственный оборонный заказ. Это, как правило, те позиции, которые идут секретными. Вторая составляющая — годовой план закупок. Это то, что идет открыто. И третья составляющая — государственное гарантирование.

— Претендентов-предприятий на освоение мало?

— Понимаете заказ же не на претендентов рассчитан. Он исходит из потребности Вооруженных сил Украины. Поэтому нужно ориентироваться на потребности, что будут в следующем году. Они будут довольно-таки значительно изменяться в равнении с теми, которые были в предыдущие годы.

— А в чем изменения будут?

— В том, что мы наконец-то в этом году перестали рефлексировать.

— Что имеете в виду?

— Мы отвечали на вызовы. У нас того не хватало, этого не хватало. А со следующего года мы уже начинаем планировать, закладываем долгосрочные программы, рассчитанные на 3-5 лет.  

— С чем это связано?

— Это комплекс. И он зависит и от тех, кто 7 лет создавал боеготовность наших войск, поддерживал ее. И от тех, кто был, в том числе, последние пару лет. Много направили на боеготовность. Это направление, которое выбрал президент. Ему надо сказать спасибо. Ему, Кабинету министров и Верховной Раде. Спасибо за то, что нам увеличивают сейчас бюджет порядка на 12%. А ВВП приблизительно будет расти только до 3,8%. Министр финансов Марченко говорит, дескать надо увеличить вам только на ту сумму, на которую растет валовый продукт. Но нам этого недостаточно.

— А сколько нужно?

— Нам вообще необходимо, чтобы нормально закончить следующей год в Министерстве обороны, 170 млрд. грн.

—Насколько это реально?

— Это нереально. Мы будем иметь 131-135 млрд грн, как получится.

— Вот обвинения звучали в адрес Министерства обороны, что государство не все деньги готово потратить. Счетная палата озвучивала цифры в прошлом году и не все деньги были освоены. Расскажите, на самом деле какая ситуация. Успеете ли освоить?

— Мы деньги освоим. Нам их даже не хватает. С результатами счетной палаты, я с ней ознакомлен, я присутствовал на комитете Верховной Рады, когда докладывались эти результаты и на открытом, и на закрытом. И я соглашаюсь с 80% того, что они говорят. С фактами, о которых они говорят. Но я совершенно не соглашаюсь с их прогнозами. Их прогноз о том, что Министерство обороны не освоит 15 млрд грн. Министерству обороны надо 5,7 млрд грн только для того, чтобы погасить единоразовые выплаты, которые надо военнослужащим нашим выплачивать. Откуда вообще возникла эта проблема? Обвиняют Министерство обороны, говорят, что у вас денег не хватает, как это вы не спланировали?

Дело в том, что вышел приказ №330 Министерства обороны о том, что необходимо увеличить оплату тем, кто находится на передовой, имеется в виду первая линия ротных опорных пунктов. Это где-то за километр от передовой. Так вот, на сегодняшний день, люди, которые выполняют все условия, согласно 330 приказу, у нас рядовой получает больше, чем полковник в Киеве. То есть больше 30 тыс. грн. Рядовой. А если мы говорим об офицерах и так далее, то еще больше. И из-за того, что они вот эти деньги получают вовремя, всегда. Но эти деньги, скажем, отпускные деньги или деньги на оздоровление, это все — деньги по одной статье. И так как проект бюджета на 2021 год был направлен в Верховную Раду ранее, чем был этот приказ, получился вот этот перекос, но деньги у нас есть. Кроме того, министр финансов и президент, и Совет национальной безопасности и обороны — они нам обещали выделить сейчас 3,8 млрд грн, у нас есть почти 2 млрд грн своих, которые мы перекинем с других счетов, и все эти деньги мы закроем.

— Как оцениваете вооружение, которое есть у Украины? И, соответственно, каковы наши потребности в закупках на следующий год?

— Конечно, мы хотели бы лучше, и конечно, мы стремимся к лучшему, и поэтому мы переходим к плановому долгосрочному развитию вооружения. То есть мы его не будем быстро где-то закупать или быстро ремонтировать, быстро модернизировать. Мы начинаем серийные запуски новых типов продукции, именно военной продукции, военного вооружения.

— А чего нам не хватает? Что бы вы хотели закупить?

— У нас сухопутные войска укомплектованы более, чем на 100%. Воздушные войска укомплектованы очень хорошо. Нам надо побольше, скажем так, роботов — как воздушных, то есть дроны, так и подводных для поиска мин под водой, для дальнего обнаружения катеров противника, подводных лодок. То есть мы сейчас направляем действия больше на роботов.

— Вы были назначены на свою должность не так давно. Чего бы хотели достичь?

— Уменьшить секретность ведомства. Секретность — огромная проблема. Секретность порождает слухи, слухи порождают сенсации, а сенсации обвиняют нас в предательстве. Уменьшить секретность с огромного процента, который есть, а это порядка 90%, в закупках, уменьшить его до 35%. Мы никогда не дойдем до 20%, как это в развитых государствах, потому что у нас такое географическое положение, у нас такая ментальность и такая ситуация.

Но я понимаю, что до 35-40% мы уменьшим, и в следующий год я планирую уже уменьшить на 15%. То есть имеется ввиду закупка серийного производства, то, что уже в серии, то, что было экспортировано в другие страны, то, что выставлялось на международных выставках. Всё это должно идти только открытыми договорами, только так.

И сопротивление огромное. Одни это объясняют тем, что там длинные технологические процессы, а у нас и когда мы говорим про государство, про госзаказ, то это отдельный документ, который утверждается постановлением Кабинета министров. Так вот, госзаказ позволяет вести эти заказы несколько лет. Поэтому все хотят туда попасть, в этот госзаказ для того, чтобы если ты не выполнил в срок, то можешь еще продлиться. Нет, серийная продукция, которая всем известна, должна идти по годовым планам закупок и вмещаться в календарный план.

Кроме того, ремонты техники и так далее. Эти все ремонты короткого технологического цикла, им нечего делать в государственном заказе. Они должны тоже идти в открытый заказ. Кроме того, закупка вещей, которые мы называем "сопровождающие", — какая-то тара или те же парашюты, их производят частные компании, открыто. Там работают обычные люди, они знают, что они делают, сколько. Эта информация также должна быть открытой.

Следующее — уменьшить бюрократию. Мы уже некоторые вещи быстро уменьшаем. Те, кто занимаются в госзаказе, знают, что такое, например, "совместное решение". Это такой документ, на котором стоит 8 или 10 печатей. Всё, этого не будет. Там будет две печати: того, кто подписал контракт, и печать того, кто исполняет контракт. Не будет вот этой коллективной безответственности. С сегодняшнего дня уже введено. Такого понятия, как "военная приемка", вообще не будет — будет понятие "департамент контроля качества" и т. д.

Прямой эфир