Украина наш дом

Борьба за влияние в Черноморском регионе: кто претендует и кто побеждает

Учения НАТО в Чёрном море, 2015 г. Фото: ap.org

Стратегически важная точка на карте мира и лакомый кусок для многих государств. Так говорят о Черноморском регионе. Это главная транспортная артерия между Европой, Центральной Азией, Закавказьем. Границы Черноморского региона чётко не зафиксированы. Прибрежные государства — Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина. Кто же борется за ресурсы региона — разбирались журналисты программы "На самом деле: Мир" телеканала "Дом".

АР Крым, Украина

От активной экспансии России в Черноморском регионе страдает сразу несколько государств. Среди них — Украина. Вот уже семь лет Киев пытается вернуть захваченный Кремлём Крымский полуостров.

И только в этом году Европейский суд по правам человека признал частично приемлемыми жалобы украинцев на систематические нарушения прав человека в Крыму со стороны России. ЕСПЧ присоединил к делу против России нидерландский иск к РФ по вопросу крушения в Донецкой области малайзийского "Боинга". Эти решения важны не только для Украины, но и для других государств.

"События в международных судах по делу "Украина против России", особенно признание оккупации Крыма Россией, представленное в ЕСПЧ, важно по нескольким причинам. Это первое юридическое признание оккупации Крыма, поскольку в предыдущих решениях были только политические позиции", — отмечает Румынский центр европейской политики.

Грузия

Влияние Кремля в Черноморском регионе не осталось бесследным и для Грузии. Так, к примеру, Европейский суд по правам человека признал Россию ответственной за события, которые произошли в ходе конфликта в августе 2008 года. Тбилиси направил три иска в ЕСПЧ к России:

  • первый касался массовой высылки грузин в 2006 году. Суд признал, что их права были нарушены;
  • второй иск связан с боевыми действиями 2008 года;
  • в третьем официальный Тбилиси обвинил Москву в "административной практике массового преследования, задержаний и убийств" грузин в отторгнутых регионах Грузии — Абхазии и Южной Осетии.

Эти дела могут стать прецедентными для Черноморского региона, поскольку создадут механизм правовой защиты.

"Дело касалось нарушений в контексте короткой, но разрушительной пятидневной войны в августе 2008 года между Грузией и Россией за Южную Осетию, сепаратистский регион Грузии, международно признанный частью Грузии. Грузия заявила, что сепаратистские силы, находящиеся под контролем России, проводили неизбирательные и несоразмерные нападения, в результате которых сотни мирных жителей были ранены, убиты, задержаны или пропали без вести, имущество и дома тысяч мирных жителей разрушены, и более 300 тысяч человек были вынуждены покинуть Абхазию и Южную Осетию", — напоминает Румынский центр европейской политики.

Страны, имеющие выход к Чёрному морю. Иллюстрация: Google Maps

США и ЕС

Обеспечение безопасности в Черноморском регионе является приоритетом для Европы и США.

Чтобы сдерживать потенциальную военную агрессию Кремля, американский министр обороны Ллойд Остин пообещал оценить распределение войск США и НАТО в Черноморском регионе и Восточном Средиземноморье.

"Деятельность России в Чёрном море и восточной части Средиземного моря, вероятно, направлена в том числе на поддержание её продолжающейся кампании по подрыву и дестабилизации ситуации в Украине и в Грузии, а также на то, чтобы бросить вызов операциям США и союзников. Силы США и НАТО в Чёрном море и восточном Средиземноморье являются ключевым фактором сдерживании российской агрессии", — заявил Ллойд Остин.

За стратегию безопасности и развитие инфраструктуры взялась Инициатива трёх морей (также известная как Балто-Адриато-Черноморская инициатива или Триморье). В 2015 году её создали 12 стран Центральной и Восточной Европы. Цель — взаимоподдержка и сотрудничество от Балтийского к Адриатическому и Чёрному морям.

Страны-участницы Инициативы трёх морей

"Как страна, граничащая с Чёрным морем, которая является постоянной целью гибридных действий России на её восточном фланге, Украина может быть мощным партнёром в усилиях по укреплению защиты от злонамеренных действий России и, таким образом, приносить пользу партнерам Трёх морей, ЕС и трансатлантическим странам альянса", — уверены в Румынском центре европейской политики.

Китай

Со времён создания в 2013 году ещё одной инициативы регионального партнёрства — "Один пояс и один путь" (Организация международного сотрудничества Шёлковый путь) — значительно расширил своё политическое, юридическое, торговое и экономическое присутствие в Черноморском регионе Китай. КНР открывает новые рынки для своих товаров, приобретает местную промышленность за счёт кредитов и инвестиций. Но больше всего страна заинтересована в строительстве инфраструктуры, соединяющей Китай с Европой и Ближним Востоком через Чёрное море.

"Наиболее важным региональным развитием, за которым следует следить в 2021 году, является динамика влияния России и Китая на экономику, политику и общество стран Черноморского региона. Этот регион долгое время находился в геополитическом перекрёстке России и Запада, но с отступлением от демократии, подъёмом Китая и возвращением России на мировую арену ставки в 2021 году останутся очень высокими. Авторитарные тенденции, в том числе путём использования новых технологий в направлении тотальной слежки и манипулирования общественным мнением, будет серьёзной угрозой", — считают эксперты Румынского центра европейской политики.

Турция

Борьба за энергоресурсы Восточного Средиземноморья является одной из самых серьёзных политических и военных проблем в этом регионе. Здесь сосредоточено 5% известных мировых запасов природного газа. После того как там обнаружили нефтегазовые месторождения, возникли серьёзные территориальные споры между странами. Напряжённость связана со стремлением некоторых государств заявить права на эти ресурсы и контролировать их транспортировку на рынки.

Турция не стала исключением. В последние годы ситуация в Восточном Средиземноморье осложнилась в связи с активизацией геологоразведочной деятельности Анкары в этом районе. Она ведёт нефтегазовую разведку в водах, которые Греция считает своей исключительной экономической зоной. Аналогичные претензии к Турции звучат со стороны Кипра. Но Анкара всё настойчивее демонстрирует попытки лидировать в Черноморском регионе и показывает свои силы Евросоюзу.

"Это привело к серии двусторонних и многосторонних споров между Турцией и Грецией и даже больше — с Европейским Союзом. Торговля энергоресурсами и совместное использование ограниченных ресурсов продолжают определять геополитическое развитие Турции, поскольку многие страны изо всех сил пытаются претендовать на свою долю", — говорится в докладе Турецкого фонда политических, экономических и социальных исследований.

Рассчитывать на помощь Брюсселя в спорах вокруг нефтегазовых месторождений в Восточном Средиземноморье Анкаре не приходится. Евросоюз, стремясь диверсифицировать поставки энергоресурсов из России, активно поддерживает Республику Кипр и Грецию.

Нынешние и потенциальные агрессоры в Черноморском регионе

Ситуацию в Черноморском регионе в программе "На самом деле: Мир" комментирует Анна Шелест, директор программы безопасности Совета внешней политики "Украинская призма".

Ведущая программы — Анна Нитченко.

— Какая страна из тех, кто пытается контролировать Черноморский регион, сейчас составляет наибольшую угрозу для общей безопасности? Ясное дело, что после захвата Крыма в 2014 году Россией, мы обычно говорим о россиянах, но какова ситуация в 2021 году?

— На сегодняшний момент все черноморские страны продолжают говорить о том, что именно Российская Федерация является основной угрозой. Связано это с тем, что Россия непредсказуема, что она нарушает международное право, и каждый раз действует гибридными методами. То есть очень сложно предсказать, каким образом она будет действовать дальше.

Понятное дело, что для Черноморского региона существуют и другие угрозы, а также, есть определённые риски. Но необходимо всё-таки разделять угрозы и риски. Например, когда говорится о нынешних действиях Турции, или о турецко-греческих противодействиях, или о конфликтах на Кавказе — это тоже определенные угрозы. Но они более регионального характера. И они на данный момент более-менее находятся в рамках международного права, если говорить, например, о турецких действиях в Босфоре. Здесь пока ещё мы видим лишь перспективу конфликта.

Поэтому на сегодняшний момент в Черноморском регионе пока что чётко определяется угроза только со стороны Российской Федерации.

Китай и США называют двумя сверхдержавами ближайшего десятилетия. Какое значение имеет Черноморский регион для Штатов, и насколько сильно там укрепится Китай? И вообще, как США могут контролировать и удерживать мир в этом регионе?

— Давайте говорить откровенно: США не интересовались Черноморским регионом достаточно долго. Ещё в середине 2000-х их интересовал только вопрос диверсификации энергоресурсов, или базы в Румынии для перекидывания своих войск из Афганистана.

У США не было стратегии ни публичной, ни закрытой по Черноморскому региону. Они лучше знали географию Афганистана или Ирака, чем Крыма. Собственно 2014 год очень чётко это показал.

И администрация Трампа абсолютно не интересовалась Черноморским регионом. Сейчас мы видим, что новые люди в администрации Байдена действительно обратили внимание на регион, как на морское пространство с вызовами и в морской, и в сухопутной сфере, если можно так сказать. Их также интересует, что происходит в самих странах, входящих в регион. Вот мы видим увеличение количества американских кораблей в рамках натовских мероприятий в Черном море, потому что они пытаются противодействовать РФ и её возможностям не допускать нормальное судоходство в Чёрном море.

Я думаю, что в ближайшие полгода-год, мы увидим более чёткую, сформулированную позицию США.

Китай — загадочный персонаж пока что. Потому что мы не видим его интереса именно как к Черноморскому региону. Китай больше интересуется дипломатическим форматом "17+1", в котором в партнёрстве с Китаем участвуют 17 стран Центральной и Восточной Европы. Однако Украина не входит в это объединение.

Новый проект Китая "Один пояс и один путь" тоже не проходит по Чёрному морю. Но в то же время мы видим как всё больше заходит китайских инвестиций в отдельные страны этого региона.

Поэтому постепенно, думаю, мы увидим и увеличивающийся интерес Китая к Черноморскому региону не только в рамках торговли, но и в политическом плане. Безопасность — вряд ли. Китай не интересуется безопасностью за пределами своих границ.

—А кто может удержать агрессию и сохранить мир, например, в отношении Турции, которую вы упоминали? Какие дальнейшие действия могут быть ЕС, например?

— Давайте говорить так: Турцию на сегодняшний момент никто не расценивает в качестве агрессора. А конфликт Турции с ЕС касается вопроса прав человека, и некоторых авторитарных процессов, которые происходят в этой стране последние годы. И понятное дело, что в споре с Грецией, естественно, поддерживается Греция, потому что она является членом ЕС. Более того Турция — член НАТО, поэтому продолжается нормальное сотрудничество с теми же странами ЕС в вопросах безопасности.

Необходимо понимать, что у Черноморского региона, во-первых, есть нынешние вызовы, которые решать нужно уже сегодня. Во-вторых — возможные вызовы, которые возникнут дальше.

Соответственно, для одних стран это может быть двух-, трёхстороннее сотрудничество в плане безопасности. Например, такие альянсы, как Украина — Румыния — Турция для патрулирования Чёрного моря. Или в большом натовском присутствии Украина — Румыния — Грузия. Это и увеличение вовлечение НАТО в Черноморский регион, потому что членами НАТО являются три страны этого региона.

Это и поднятие, естественно, больных нынешних вопросов. Таких, как конвенция Монтрё (принята в 1936 году, восстановила суверенитет Турции над проливами Босфор и Дарданеллы из Чёрного в Средиземное море, — ред.). Таких как российская оккупация Крыма и последствия этого.

Потому что на сегодняшний момент Организация черноморского экономического сотрудничества (объединяет 12 государств Причерноморья и Южных Балкан, — ред.) достаточно вялая и рассматривает очень узкое количество вопросов. Но эти же вопросы Украина может поднимать и в ОБСЕ, и в ООН, и в целом ряде других международных организаций, или создавать новые.

Прямой эфир