Украина наш дом

Борьба с насилием над женщинами через чат-бот: "Утро Дома" с феминисткой Анастасией Герасименко

Анастасия Герасименко. Фото: kanaldom.tv

25 ноября — Международный день борьбы с насилием над женщинами. Согласно исследованиям, каждая третья женщина подвергается насилию. Для помощи им был создан чат-бот "Вона за неї". С его помощью женщины могут поделиться своей историей и получить помощь. 

Как работает чат-бот и почему в Украине так остро стоит проблема насилия — рассказала авторка чат-бота "Вона за неї", феминистка, член оргкомитета "Марш женщин" Анастасия Герасименко в эфире программы "Утро Дома". 

Ведущие — Анна Кузина и Константин Войтенко.

— Сколько женщин в мире и в Украине страдают от насилия? 

— Недавние исследования говорят, что каждая третья женщина в мире и в Украине в частности, потому что это была статистика от ОБСЕ, сталкивается домашним насилием разных форм. Например, каждая вторая женщина в Украине сталкивается или сталкивалась с сексуальными домогательствами. 

— Это ужасно. И женщины не всегда могут распознать насилие.

— Да, 100%. Это зависит от той культуры, в которой мы растем. Вспомните, в детстве девочку дернули за волосы, а ей говорят: "Ты ему нравишься". А потом эти дети вырастают и думают, что одно не насилие, второе не насилие.

— Расскажите о вашем чат-боте. С какими вопросами туда можно обратиться? 

— Идея чат-бота возникла потому, что мы хотели какой-то такой инструмент, который бы установила себе каждая женщина, и он был бы заботливый. Не сухие фразы, знаете: "Позвоните сюда, бригада к вам приедет", а что-то такое, более близкое каждой женщине. 

Мы разрабатывали этот инструмент вместе с психологом, там есть советы, как предложить заботливую помощь своей ближней. Наша вся идея базировалась на том, что первый человек, к которому может обратиться женщина, если что-то случилось, если у нее что-то плохое в семье — это ее близкие. Это именно те люди, которые первыми увидят, если что-то не так у женщины. Это кто? Это может быть сестра, подруга, коллега, на работе можно заметить, что что-то не так с тем, кто рядом сидит. Или это может быть соседка, мы все слышим, что происходит за стеной или видим соседку в лифте.

Этот инструмент, в первую очередь, именно для таких подруг, коллег, сестер для того, чтобы... Мы всегда думаем, если где-то что-то происходит: "Зачем я буду туда лезть, зачем я буду звонить в полицию, а что я скажу?" Вот она сидит передо мной, видно, что с ней что-то не так, может, синяки, но что я скажу? Это ее личное дело. 

Мы хотели, чтобы в этом боте были собраны инструменты, чтобы каждая могла найти, как можно предложить помощь своей ближней. Конечно, там есть все службы спасения. Конечно, там можно запросить консультацию юридическую, психологическую. Это еще не финал, будет продолжение, у нас есть идей для расширения функционала. Хотим сделать этот чат-бот суперхабом, чтобы у каждой женщины была причина его установить. Это идея максимум.

— Как он работает, какой есть функционал? Что видит человек, когда заходит в чат-бот? 

— Первое, что он видит, — это самое главное. Это информация о том, что такое домашнее насилие. И это возможность рассказать свою историю, чтобы получить помощь и узнать, какие есть службы спасения. Это самые главные функции. 

Что может сделать женщина? Она может рассказать свою историю или историю, свидетелем которой она стала, Кстати, это очень мощный инструмент. Многие думают, мол, зачем рассказывать свою историю? Но на самом деле, у этого есть очень терапевтический эффект, мы в этом убедились. И это вдохновляет других женщин не молчать.

Также человек может прямо обратиться за помощью, там есть возможность получить психологическую, юридическую помощь. И есть пункт "Другое". Очень часто женщина не знает, в какой именно помощи она нуждается, ей плохо. Она может рассказать, что у нее произошло, и мы сами подскажем, к кому ей лучше обратиться. Поделимся контактами службы, конкретных людей.

— С какими именно организациями вы сотрудничаете?

— Как у "Марша женщин" у нас есть связь практически со всеми женскими организациями, которые занимаются вопросами домашнего насилия. Это и "Ла Страда", и платформа, которую недавно запустила Маша Ефросинина — они предоставляют психологическую помощь, и мы также направляем туда людей. Мы пытаемся иметь возможность помочь каждой женщине. Если мы не знаем, как, то мы находим, у кого спросить. 

— Можете рассказать пример. Вот женщина к вам обращается, какие первые шаги вы предпринимаете? 

— Это зависит от того, обращается ли женщина, которой самой нужна помощь, или обращается женщина с целью кому-то помочь. Например, у меня есть подруга, я вижу, что у нее что-то случилось. И я не знаю, что ей сказать. В боте можно почитать пример, с какой фразы можно начать диалог. Например, "Я за тебя волнуюсь". Или почитать, что не нужно говорить.  

Это отдельный блок. Мы спрашивали девочек и многие говорили, что их очень раздражает, им не нравится, поэтому они ставят блок, когда им рассказывают, что им нужно делать: "Уйди”, "Туда позвони". Они не хотят, чтобы им говорили, что делать. Это не бережно, не заботливо.

— Есть этика общения с возможными жертвами?

— Да-да, это очень важно. В чат-боте мы рассказываем, что не надо делать, и что надо сказать. Самое главное — каждая женщина должна понять, что ей верят. Этого действительно не хватает женщинам. Допустим, они говорят о домогательствах, изнасиловании, а в ответ слышат: "А во что ты была одета? Может, он тебе понравился, а ты наговариваешь".

— Как понять, что ты, возможно, являешься жертвой насилия? Физическое насилие — понятно, но бывает ведь и психологическое насилие. 

— На эту тему очень много материалов, но я считаю так: если тебе плохо… У нас есть такие стереотипы в обществе, когда женщина думает, что все так жили, я не первая, я не последняя. Ну, плохо, и все. Мы призываем женщин не толерировать это свое состояние. Если тебе плохо — это уже ненормально, это уже точно не нормально. Вот вы говорите, что если ударил, то все понятно. Но даже это не всем понятно, ведь все думают, что один раз ударил — это так… А мужчины еще любят говорить: "Это я ее так воспитываю". Если честно, я думала, что такого уже нет, но это просто мыльный пузырь. Такое есть.

— Вы говорите, что на законодательном уровне сделано мало для защиты жертв насилия. Что нужно изменить? 

— Нужно ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Это наше главное и основное требование к Верховной Раде и президенту в отдельности, который уже в 2019 году обещал нам внести этот законопроект, и так ничего не произошло. Более того, 7 ноября была годовщина подписания Украиной этого документа. 10 лет женщины ждут, чтобы страна признала, что это проблема.

Прямой эфир