Украина наш дом

150 фактов в день: как расследуют преступления армии РФ в Украине и в мире

Российский оккупант. Фото: focus.ua

Убийства гражданских лиц, издевательства над пленными, обстрелы больниц, мародерство… За три месяца с начала полномасштабной войны армия России совершила по меньшей мере 13,5 тыс. военных преступлений в Украине. Такую цифру озвучивают в Офисе генерального прокурора. Это в среднем 150 преступлений в день. Первого российского оккупанта на этой неделе в Киеве уже осудили. Он получил пожизненное тюремное заключение за убийство мирного жителя, сообщает "Дом".

Харьков, Чернигов, Мариуполь, Буча, Николаев, Киев… Эти города с первых дней российского вторжения подвергаются массированным ракетным, артиллерийским и авиаударам. Больше всего страдает мирное население. А это — военное преступление.

"Населенные пункты уничтожаются целенаправленно не для того, чтобы уничтожить наших солдат, а для того, чтобы заставить их оттуда уйти, чтобы им не было смысла оборонять данный населенный пункт", — поясняет доцент кафедры международного права Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко Захар Тропин.

В Харькове наиболее обстреливаемый район — Северная Салтовка. Уцелевших домов — единицы. Украинские военные говорят, что оккупант бьет по гражданским объектам осознанно.

"Когда российский истребитель кошмарил Харьков, мы его сбили. Пилота взяли в плен — это оказался подполковник, замкомандира Воронежской бригады авиации. Во время допроса он сказал шокирующую фразу: "Нам поставлена задача — уничтожить вас как нацию", — приводит пример начальник Харьковского военного гарнизона Сергей Мельник.

За отказ сотрудничать с российскими оккупантами украинцев пытают до смерти. Всю семью старосты села Мотыжин (Бучанский район Киевской области) убили за то, что они не перешли на сторону России. Кто совершил это преступление, в Офисе генпрокурора уже знают.

"Следствием установлено, что в марте 2022 года во время оккупации они похитили из дома старосту села Мотыжин Ольгу Сухенко, ее мужа и сына. В месте своего базирования захватчики пытали их, выбивая информацию о ВСУ и теробороне. На глазах у матери они сначала прострелили ногу сыну, а затем убили его выстрелом в голову. Вся семья погибла от множественных огнестрельных ранений", — рассказала генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова.

Российские оккупанты по-зверски относятся не только к мирному населению Украины. О правилах войны они не вспоминают ни на поле боя, ни за его пределами. 

"Наши врачи военного госпиталя спасают их раненых, а они после этого умудряются бомбить наши медицинские учреждения. Как можно это делать, мне совершенно непонятно, это варварство", — отмечает начальник Харьковского военного гарнизона Сергей Мельник.

Расследованием военных преступлений России сейчас занимается не только Офис генпрокурора. Госдепартамент США объявил о создании нового подразделения для расследования, документирования и публикации российских военных преступлений. Собственные расследования начали более 10 государств ЕС, в их числе Германия, Франция, Эстония, Литва и Польша. Международный уголовный суд в Гааге ведет следствие на глобальном уровне.

"Международный уголовный суд — это серьезное международное учреждение, которое в своем составе имеет Офис прокурора и судебные палаты. Предусмотрен механизм отбывания наказания, механизм выплаты компенсаций жертвам", — уточняет доцент Захар Тропин.

Организация Объединенных Наций уже исключила Россию из Совета по правам человека. На очереди — исключение из ЮНИСЕФ. Соответствующий законопроект уже зарегистрирован в Верховной Раде и в случае успешного голосования будет передан в ООН.

А пока же украинские военные продолжают защищать свой дом, несмотря на то, что враг ведет войну подло, не придерживаясь никаких правил.

"Я жил в Харькове на Салтовке. Моего дома нет, он был уничтожен в первые дни войны. Из Харькова я уезжать не буду, что бы ни случилось с Харьковом, я останусь здесь", — заявляет Сергей Мельник.

Читайте также: Первый суд над российским военным — анализ дела Шишимарина (ВИДЕО) (ВИДЕО)

Прямой эфир